Старость – не радость? Смотря где

retired_canada

Один совершенно замечательный момент, который ожидает эмигранта в Канаде, – это изменение представлений о возрасте. Действительно «стариками» здесь считаются люди лет этак от 80 – и таких немало! А всё, что до этого, такой растянутый во времени период активной зрелой жизни.

В Северной Америке последние пару десятилетий все популярнее становятся книги «40 – это новые 30», «50 – это новые 40» и тому подобное. Конечно, много в этом коммерции, но, прожив здесь некоторое время, пообщавшись с канадцами, вы поймете: и действительно, общее (не на обложках глянцевых журналов) восприятие возраста человека – совсем-совсем иное.

Период «взросления» («скоро ты вступишь во взрослую жизнь») начинается часто одновременно с поступлением в хай скул. Реальное вступление в нее начинается у кого сразу после школы (уехал из дома, поступил в университет, начал подрабатывать), а у кого-то и лет пять-шесть спустя: среднестатистическому канадцу куда более доступно обучение с проживанием дома, так как вузы находятся в пределах доступности на публичном транспорте.

Еще позже начинается семейная жизнь: нередко в 30, а то и позже. Первый ребенок —  или, как часто любят канадцы, «серия» детей-погодков, один за другим с перерывом в год-полтора. «Старородящая»? Такого вы тут не услышите.

Поиск работы. На интервью у работодателя вопрос о вашем возрасте является нелегальным, так же как вопрос о семейном положении и наличии детей. Пенсионный возраст в Канаде – 65 лет, но в 2025 году планируется увеличить его до 67. Что самое важное, на рабочих местах, в больших и малых компаниях, на разных позициях вы действительно увидите не только «молодых и дерзких», но и людей «с сединою на висках» и бодрыми улыбками. Многие из людей за 60 продолжают работать в том же режиме, что и раньше.

Не очень-то просто к этому привыкнуть после традиционного российского восприятия старости как неизбежного бедствия, которая, уж пришла, заставляет тебя жить по своим законам, с болячками, жалобами на жизнь и снижением уровня всего – активности, запросов, ценности для общества. Здесь же, разговаривая с ровесниками, спрашиваешь их о возрасте родителей – «Он еще молодой, всего 68», или «Ну, она путешествует вовсю – ей ведь только 73». Тревожиться о самочувствии родителей, соответственно, принято ближе к 80 и за 80.

А насколько радует глаз (и щемит сердце) при виде пожилых, за 70, пар – седой сухонький старичок, и в белых кроссовках, розовой кофточке, с буклями, его жена – люди, которые отпраздновали золотую свадьбу, и оба живы, и держатся друг друга.

И да, о путешествиях. Американские (а на самом деле, и канадские) пенсионеры-путешественники – притча во языцех и предмет зависти. Правда ли, что так они и живут? Или это могут позволить себе только самые везучие?

Ответственно отвечаем: правда. Благополучие пожилых людей в Канаде, конечно, отличается – на одном полюсе те, кто обеспечил не только свою старость, но и процветание детей и внуков. На другом – люди, находящиеся на социальном обеспечении и получающие бесплатную горячую еду и медсестру на дом. Но посередине этого спектра – среднестатистический пожилой канадец или канадка, которые выплатили к пенсии долги за дом, продали его, потому что дети разъехались и такой большой дом уже не актуален, на вырученные деньги и скопленную пенсию вполне могут вести тот образ жизни, к которому они склонны.

Многие переезжают в теплые местечки. Дом в Калифорнии – аналог наших дач, а дети приезжают каждую зиму погреться. Другим хватает путешествий по Канаде и Штатах. Третьи открывают для себя новые континенты. Четвертые с головой погружаются в хобби или помощь обществу – пожилых людей очень много среди волонтеров и в благотворительных обществах.

Среднестатистическая старушка, которую встретишь на улице большого ли, маленького ли города – обычно ухожена, причесана, часто при макияже. Со вкусом одета. Заговори с ней – и поймешь, что ее фокус, интересы, заботы – в настоящем, а не в воспоминаниях о прошедших «лучших временах».

В журналах и в интернете вы сможете найти истории об исключительных «стариках и старушках», которые уже в весьма преклонном возрасте начинали «новую жизнь» и весьма преуспели в своих проектах. Но для канадцев это – отнюдь не исключительность: вся «фишка» в том, что биологический возраст сам по себе является ограничителем лишь настолько, насколько он реально лишает вас возможности что-то делать. Если вы разумный человек, вы не пойдете играть в бейсбол, когда вам 60, и риск растянуть связки или сломать кость на поле значительно выше. Но будь вам 60, или 80, никто в Канаде не посмотрит на вас косо, если вы наденете мини-юбку, оседлаете «Харлей-Дэвидсон» или откроете новый бизнес.

И еще одно: канадские старики гораздо менее тревожны. Безусловно, им сделать это легче – прожив всю свою жизнь в ситуации стабильности (со всеми оговорками, но все-таки, сравним с Россией, стабильности); зная, что у их детей и внуков есть хорошие шансы прожить жизнь не хуже; будучи уверенными, что в случае болезни они в любом возрасте получат настолько же качественную медицинскую помощь, как и любой другой канадец.

Обратная сторона этакой нормальной как-бы-и-не-старости – это отношение к пожилым людям (никто их стариками не называет). Иногда при взгляде на это складывается ощущение, что принцип «стариков нужно уважать» — это такой «пластырь на рану», лакировка ситуации, когда фактически старики оказываются на обочине жизни. Стариков в Канаде уважать – именно за возраст – не надо; к ним просто относятся так же, как и к молодым; человек важен, а не его возраст.

Добавить комментарий

Войти через: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *