Гей, парад!

Funny guys

Недавно, в июне этого года в Торонто случилось большое, а для многих и знаменательное событие – впервые североамериканский город стал местом проведения Всемирного Прайд-Парада. Неделя Прайд-Парада – это фестивали, шоу и дискуссии о том, как живется в нашем обществе людям с нетрадиционной ориентацией: гомосексуалам, лесбиянкам, бисексуалам и трансгендерам.

Шоу и серьезно

Всемирный Прайд-Парад проходит в мире в 4-й раз, и за право провести его не на шутку сражаются крупнейшие города мира. Отчего так? Показать свою толерантность?

Как минимум, не только это. Событие такого масштаба – одно из самых популярных в череде фестивалей и летних развлечений. Парад этого года из-за его международности (вообще-то гей-парады проходят в Торонто уже 34-й год подряд) и вовсе стал самым посещаемым событием года.

Two ladies

Как на всяком масштабном мероприятии, здесь нашлось место и для серьезных встреч и дискуссий по правам сексуальных меньшинств (впрочем, это выражение устарело и тоже считается дискриминирующим!), так и для праздников и развлечений. Улицы были раскрашены в цвета радуги, количество радужных флагов в Торонто в этом году едва ли не затмило количество собственно канадских (День Канады отмечается 1 июля, вскоре после прайд-недели). Одно из самых зрелищных событий – одновременная регистрация брака более ста пар в одном из красивейших мест Торонто – замке Каса Лома.

О толерантности в Канаде

Первый в истории лидер канадской провинции, не скрывающий своей гомосексуальности – тоже здесь, в Онтарио: нынешний премьер-министр провинции Кэтлин Уинн – открытая лесбиянка.

Я думаю, что нынешний парад – превосходная возможность для людей из многих стран, где свободы людей с другой ориентацией притесняются, получить этот уникальный опыт. Очень много людей подходило ко мне со словами – «Потрясающе, что вы можете быть настолько открытыми в выражении своей сексуальности».

Liberal rainbow pride

Конечно, наблюдателей парада куда больше, чем марширующих. Что привлекло их? Журналисты опрашивают людей «из толпы» и получают – нет, не «а мы так, посмотреть пришли» — а вполне себе гражданские мнения. «Я думаю», — говорит Британи Лэнгевин из канадской глубинки – «это событие показывает, насколько мы разные, и насколько мы толерантны. У нас, в Канаде, не плавильный котел», — добавляет Британи, практически цитируя нашу статью о различии культур, — «а мозаика, где все эти культуры и разные люди сходятся вместе, и каждый на самом деле может быть собой, и все мы принимаем друг друга. Не думаю, что каждый участник парада – член сообщества геев. Но каждый, кто участвует, и пришел посмотреть – поддерживает их право на самовыражение.»

Плюс один процент

Судя по всему, цветов радуги скоро может не хватить для того, чтобы отобразить всю многовариантность отношения в современном мире к сексу. В наше просвещенное время вам, наверное, кажется, что вы знаете их всех. А что вы скажете о группировке, которая больше всех других людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией ущемлена в правах? Ее название — асексуалы. Осознавшие себя «группой» относительно недавно, асексуалы борются за то, чтобы их признали, равно как и их нестандартный подход к сексу и отношениям.

Каков он? Асексуалы, как следует из названия — люди, которые не признают секса вообще. «Зачем иметь секс», — написано на их плакате, — «если ты можешь поесть тортик?». В асексуалы записывают себя те, кто не интересуется сексом вообще, то есть не испытывает сексуального влечения. По статистике, таковых примерно 1 процент от всего населения. На параде в Торонто планировало участвовать уже более сотни асексуалов.

А что – после?

В странах с негативным отношением к альтернативно сексуальным людям часто муссируется тема «конца света» — до чего дошли эти (нужное подставить) в своей открытости и пропаганде разврата! Что же будет дальше?

Интересно, что «изнутри» толерантного общества ощущение эсхатологичности происходящего в принципе отсутствует. Да, геи, лесбиянки и прочие граждане борются за свои права и получают больше свобод. Да, Канада (по исследованиям социологов) все больше становится страной, в которой человек не боится заявить о своей «другой» сексуальности. Как сказал Кайл Рэй, ставший в 1991 году первым в Торонто членом городского совета-открытым гомосексуалистом, «Я еще помню времена, когда многие канадцы воспринимали вопрос «Знаете ли вы лично гомосексуалиста или лесбиянку?» как что-то вроде «А не знаете ли вы извращенца и насильника?» Сравнив с нынешними исследованиями, невозможно не заметить прогресс: 74 процента на тот же вопрос отвечают «да, знаю». Но при этом процент людей с нетрадиционной ориентацией – по данным тех же социологов – не увеличивается и составляет даже меньше условной «средней величины» по миру: 5 процентов населения идентифицируют себя как гей, лесбиянка, бисексуал или трансгендер.

Чем открытее к обсуждению становится эта тема, замечают исследователи, тем быстрее спадает ажиотаж вокруг нее, и интерес сосредотачивается на чем-то другом. Исследователи предрекают, что скоро наступит уже «пост-гейское» время – когда иная сексуальность вообще перестанет вызывать вопросы и сильные эмоции, а будет восприниматься как еще один пазл в информации о человеке, наряду с его или ее родом занятий, любимыми хобби и цветом глаз. И если вдуматься, это глубоко нормально.

World pride people

Добавить комментарий

Войти через: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *