История одной женщины

We can do it poster

Привлеченные щедрыми обещаниями канадского правительства, они снимаются с насиженного места в провинции Онтарио, и переезжают в бескрайние прерии Манитобы. Отцу, ирландскому иммигранту Джону Муни, в это время 68 лет, матери, Летиции, 47. Младшая из шести детей, с ними переезжает и шестилетняя дочка Нелли – та, которую впоследствии канадцы будут называть просто «наша Нелли».

Итак, 1879 год, ферма возле Милфорда. Семья Муни вскоре понимает, что обещанная «богатая, щедрая земля» на поверку оказывается тяжелой и глинистой манитобской илистой почвой, которая налипает на подошвы во время дождя и застывает как цемент, когда засыхает. Они выясняют, что «чистый, чистый воздух вдалеке от городских труб» — идеальная среда для москитов летом и кузнечиков осенью. Стоящий на засушливой почве и продуваемый ветрами дом в прериях весной становится жертвой наводнения от разлившейся реки. Зимой же, когда термометр первый раз опускается ниже минус 50, семейство осознает: раньше они не очень-то знали, что такое холод.

Хотя есть во всем этом и хорошие стороны.

Кустарник, окружающий их дом, густо усыпан дикими ягодами. Поля, усеянные пшеницей, дают хорошие урожаи. Свежий, чистый воздух отлично подходит для сушки белья на улице. Одним словом, простая, без особых удобств или развлечений деревенская жизнь. Нелли Мун растет и впитывает в себя все нюансы этой жизни. Включая и «несправедливость» того, что, когда ее братья после работы идут играть в бейсбол, они, девочки, должны все еще работать по дому, переделывая кучу малу всего.

И в школу семейства тоже отправляют мальчиков – все надежды с процветанием семьи в 1900-х связываются с мужчинами. Юная Нелли ходила в школу всего пять лет. Оставшееся время ее учили старшие сестры. Когда же, окончив школу, она поступает на учительские курсы, старшие сестры оплачивают ее учебу, и вскоре молодая девушка уже преподает в сельской школе. Тут и расцветает ее талант сочинителя: школьники заслушиваются рассказами Нелли, а вскоре она начинает писать и истории, позже и публиковать. Но наряду с работой и семьей (а Нелли рано выходит замуж за фармацевта Уэса Мак-Кланг) Нелли вкладывает много сил в то, что мы сейчас называем «общественной работой». Всего в 21 год она становится членом Женского Христианского Союза Трезвенности – объединения на базе церкви, которое сражается не только с алкоголизмом, но и с социальным неравенством в правах. Используя свой талант оратора, Нелли выступает на собраниях и дискуссиях. Отстаивает права женщин, требуя, к примеру, равенства в правах при разводе.

Борясь за политические права женщин, Нелли создает и возглавляет Виннипегскую Группу Равенства в Политических Правах. Лига ставит своей целью добиться права женщин голосовать, и выбирает в качестве способа – воздействие на премьера Роблин. Изобретательные, как истинные женщины, они воздействуют на министра не одним, а дюжиной способов. Они доказывают ему несправедливость положения дел в цифрах и деталях. Они делают визиты и отправляют десятки писем. Организуют визит на швейную фабрику, где он сам может убедиться, в насколько неприемлемых условиях трудятся женщины. Увы, но премьер упорствует и не делает ничего, чтобы хоть сколько-нибудь изменить ситуацию.

Жизнь тем временем идет своим чередом. Школы, книги (Нелли выпускает несколько романов и эссе), дети подрастают, становится больше времени для работы в комитетах. И вот, в возрасте уже за 40, мать пяти детей, Нелли МакКланг вступает в самую значительную в своей политической карьере битву – и выигрывает ее.

Немного предыстории: в то же самое время, в начале 1900х, молодая энергичная женщина Элис Джеймисон делает карьеру. В 1914 она становится первой женщиной-судьей в ювенальной юстиции Британской Империи. В 1916м – второй женщиной-мировым судьей Империи. Но при рассмотрении очередного дела, в 1917 году, юрист обвиняемой стороны выдвигает обвинения против нее. Суть обвинения? Юрист ссылается на закон 1876 года, который утверждает, что женщины не являются личностями в том, что касается прав и привилегий. Опираясь на закон, который юридически все еще считается действительным, он требует увольнения Джеймисон с поста судьи из-за ее «некомпетентности и неспособности» выполнять обязанности, поскольку она женщина. Джеймисон выигрывает дело: Верховный Суд Альберты подтверждает ее право на пост судьи.
Создавая тем самым прецедент признания женщины равной в правах мужчинам, на территории Альберты.

Опираясь на этот случай, Нелли Мак-Кланг и четверо других активисток женского движения (позже их назовут «Знаменитая Пятерка») подают аппеляцию в Верховный Суд Канады с требованием признать, является ли женщина лицом, имеющим те же права, что и мужчины. Они получают негативное решение от Верховного Суда, и подают апелляцию в вышестоящий орган, обладающий самыми высокими полномочиями на разрешение конституциональных вопросов в Британской Империи – Британский Тайный Совет. 18 октября 1929 года комиссия Совета принимает положительное решение. С этого момента на законодательном уровне женщины равны мужчинам в правах.

Фанфары! Равные права для женщин в то время означают право голосовать и быть избранной, право занимать любые должности, получать равную с мужчинами оплату за труд, и прочее, и прочее. Так от ситуации, в которой мир принадлежал мужчинам, и высшей удачей женщины было выгодное замужество, Канада двинулась по пути прогресса к той картине мира, которую мы имеем сейчас.

Что же до Нелли, до конца своих дней (а умерла она в возрасте 77 лет) она остается активисткой Канадского Женского пресс-клуба, занимает ответственные посты. В 1938 году она – единственная женщина в канадской делегации, которая едет в Лигу ООН в Женеву. Когда вы будете в оттавском Парламенте, приглядитесь к монументу «Женщины – личности!». Среди увековеченной «знаменитой пятерки» — Нелли МакКленг.

Добавить комментарий

Войти через: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *